Пленум вс рф арест имущества

Помощь в решении вопроса: "Пленум вс рф арест имущества" с пояснениями от специалистов. На все сопутствующие вопросы вам ответит дежурный юрист.

Верховный Суд РФ обобщил практику наложения ареста на имущество обвиняемых в совершении преступлений

Разъясняется, в частности, что в уголовном судопроизводстве наложение ареста на имущество является одной из мер процессуального принуждения, применяемой в целях обеспечения надлежащего исполнения приговора к подозреваемому, обвиняемому и состоящей в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

В соответствии с ч. 1 ст. 115 УПК РФ следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

Для наложения ареста на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, правовые основания установлены в ч. 3 ст. 115 УПК РФ, исходя из которой такой арест допускается в целях обеспечения предполагаемой конфискации имущества или сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по данному уголовному делу, и при условии, что относительно этого имущества имеются достаточные, подтвержденные доказательствами основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности.

Верховный Суд РФ напоминает, что согласно ч. 4 ст. 115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание. При этом основания для отказа в удовлетворении ходатайства имеются также в тех случаях, когда исходя из поданных в суд материалов не представляется возможным решить вопрос об аресте имущества с соблюдением требований ч. 4 ст. 115 УПК РФ.

Судам следует руководствоваться п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 N 19 и признавать ходатайства обоснованными лишь в том случае, когда стоимость имущества, указанного в ходатайстве, соразмерна имущественным взысканиям, для обеспечения которых налагается арест. В случае заявления ходатайства о наложении ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части наказания в виде штрафа или гражданского иска стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, либо должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. В связи с этим ходатайство о наложении ареста может быть удовлетворено частично, арест наложен на соответствующую по стоимости часть имущества. Вывод о несоразмерности стоимости имущества тому ущербу, в целях возмещения которого имущество арестовано, являлся основанием для изменения судебного решения судом апелляционной инстанции.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Отсутствие в материалах, представленных органами, осуществляющими предварительное расследование, данных о заявленном гражданском иске не является основанием для отказа в удовлетворении ходатайства следователя или дознавателя о наложении ареста.


Источник: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/57349.html/

Пленум вс рф арест имущества

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50

Комментарий

17 ноября 2015 года Пленум Верховного Суда РФ выпустил постановление № 50 (далее – постановление № 50), в котором разъяснил некоторые вопросы применения на практике норм исполнительного производства. Рассмотрим наиболее интересные выводы суда.

Порядок оспаривания действий и решений приставов

Защита прав и свобод участников процедуры принудительного исполнения решений судов, других органов и должностных лиц осуществляется в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством (ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ). Так, исковой порядок применяется при рассмотрении требований об освобождении имущества от ареста, об отмене запрета на распоряжение имуществом, о возврате реализованного имущества, об обращении взыскания на заложенное имущество, о признании торгов недействительными и т.д.

Постановления, действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей и других должностных лиц ФССП рассматриваются в порядке, установленном главой 22 КАС РФ и главой 24 АПК РФ (кроме случаев, когда затрагиваются гражданские права и обязанности сторон исполнительного производства). В подобных случаях применяется исковой порядок. Постановления приставов, вынесенные по делам об административных правонарушениях, оспариваются в судах общей юрисдикции по правилам КоАП РФ или в арбитражных судах по нормам главы 25 АПК РФ (п. 1 постановления № 50).

Требование об освобождении имущества от ареста не подлежит оценке

При предъявлении в суд требований об освобождении имущества от ареста (исключения имущества из описи) следует иметь в виду, что подобное требование носит имущественный характер, не подлежащий оценке. По этой причине он рассматривается районным судом или арбитражным судом субъекта РФ, а размер госпошлины по таким спорам определяется в соответствии с пп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ (300 рублей для физических лиц и 6000 рублей – для организаций), пп. 4 п. 1 ст. 333.21 НК РФ (6000 рублей) (п. 6 постановления № 50).

Дальнейшая работа с исполнительным листом осуществляется судом, который его выдал

Все вопросы, связанные с исполнительным документом (например, выдача его дубликата, разъяснение исполнительного документа, правопреемство и т.д.), следует адресовать в суд, который его выдал. Это правило действует даже в том случае, если его юрисдикция была изменена. Исключением из этого правила являются случаи, когда юрисдикция суда была разделена между несколькими судами. В подобных ситуациях вопрос о подсудности тому или иному суду требований, связанных с исполнительным производством, решается в зависимости от подсудности требований, по которым был принят судебный акт и выдан исполнительный лист (п. 7 постановления № 50).

Читайте так же:  Положение о дисциплинарном взыскании работников

Пристав не имеет права отменить собственное постановление

Полномочиями по отмене постановлений судебного пристава наделены старший судебный пристав и его заместитель (п. 2 ст. 8, п. 2 ст. 9, п. 2 ст. 10 от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах», далее – Закон № 118-ФЗ). По этой причине судебный пристав-исполнитель не может отменять собственное постановление, вынесенное ранее. Пристав может лишь исправить найденные в постановлении описки или арифметические ошибки по заявлению участников исполнительного производства (ч. 3 ст. 14 Закона № 118-ФЗ) (п. 10 постановления № 50).

Несвоевременное рассмотрение жалобы – уважительная причина пропуска срока обращения в суд

До обжалования в суде действий (бездействия) пристава заявитель может обратиться с жалобой в вышестоящий орган или к вышестоящему должностному лицу. Если его жалоба не была рассмотрена в установленные сроки, то пропуск срока обращения в суд считается допущенным по уважительной причине. При этом пропуск срока на обращение в суд без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении заявления (часть 8 статьи 219 КАС РФ) (п. 11 постановления № 50).

Доказывать правомерность своего бездействия должен сам пристав

Само по себе неисполнение требований исполнительного документа в предусмотренный законом срок не может быть признано незаконным бездействием. Оно может быть признано таковым, если пристав имел возможность совершить необходимые исполнительные действия и применить необходимые меры принудительного исполнения, однако не сделал этого. Доказывать наличие уважительных причин неисполнения исполнительного документа должен сам пристав (п. 15 постановления № 50).

Вопрос отсрочки или рассрочки исполнения исполнительного документа решается индивидуально

Основанием для рассрочки или отсрочки исполнения исполнительного документа могут быть неустранимые обстоятельства, среди которых тяжелое имущественное положение должника и иные причины, затрудняющие исполнение решения суда в установленные сроки. Вопрос о наличии таких обстоятельств решается судом по заявлению заинтересованного лица в каждом конкретном случае индивидуально. Наличие отсрочки или рассрочки у одного из солидарных должников по исполнительному документу не является основанием для предоставления отсрочки или рассрочки другим должникам (п. 25 постановления № 50). Отсрочка или рассрочка может быть отменена по заявлению взыскателя или пристава-исполнителя, если обстоятельства, послужившие основанием для ее предоставления, изменились или отпали, или должник нарушает установленный порядок предоставления рассрочки (п. 26 постановления № 50).

Приостановление исполнения обжалуемого судебного акта не препятствует возбуждению исполнительного производства

Если в процессе обжалования судебного акта суд приостановил его исполнение, взыскатель не теряет права обращения в службу судебных приставов с заявлением о возбуждении исполнительного производства. Отказать в принятии такого заявления судебный пристав не может. При этом в постановлении о возбуждении исполнительного производства он должен указать на приостановление исполнения судебного акта и приостановление исполнительного производства (п. 32 постановления № 50). К подобному выводу ранее приходили суды нижестоящих инстанций, а также Верховный Суд РФ (см. постановление АС Дальневосточного округа от 29.04.2015 № Ф03-1059/2015, определение Верховного Суда РФ от 14.07.2015 № 303-КГ15-7359).

Арест имущества должен быть соразмерен объему требований взыскателя

По общему правилу (ч. 2 ст. 69 Закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ) взыскание на имущество должника обращается в размере задолженности. Таким образом, арест имущества должника должен быть соразмерен объему требований взыскателя. Если стоимость арестованного имущества значительно превышает размер задолженности при наличии иного имущества, арест считается несоразмерным и может быть оспорен. В то же время арест такого имущества считается соразмерным, если должник не сообщил о наличии у него иного имущества, на которое может быть наложен арест, либо такое имущество неликвидно или обладает малой ликвидностью (п. 41 постановления № 50). На необходимость соблюдения принципа соразмерности заявленного требования и стоимости арестованного имущества суды обращали внимание и ранее (см. апелляционные определения Волгоградского областного суда от 16.07.2015 № 33-7878/2015, Липецкого областного суда от 17.06.2015 № 33-1581/2015).

Арест имущества не должен препятствовать его использованию

Арест в качестве обеспечительной меры налагается на имущество должника с целью воспрепятствовать последнему распорядиться этим имуществом в ущерб интересам взыскателя. При этом наложение ареста или установление иного запрета не должно препятствовать гражданину-должнику или членам его семьи пользоваться таким имуществом (п. 43 постановления № 50).

Ограничение на выезд из РФ не устанавливается в отношении работников организации-должника

Как следует из ст. 67 Закона № 229-ФЗ, временное ограничение на выезд из РФ может устанавливаться в отношении граждан, которые являются должниками в исполнительном производстве. Таким образом, если должником является организация, пристав-исполнитель не вправе ограничить право на выезд руководителю или работникам такой организации (п. 47 постановления № 50). Ограничивать выезд работников и руководителей организаций-должников суды отказывались и ранее (см. апелляционные определения Санкт-Петербургского городского суда от 26.10.2015 № 33а-19318/2015, Волгоградского областного суда от 09.10.2013 № 33-11051/13).

Взыскание может быть обращено на пособие по безработице

Как следует из пп. 9 п. 1 ст 101 Закона 229-ФЗ, взыскание не может быть обращено на страховое обеспечение по обязательному социальному страхованию, исключение – страховая пенсия по старости, страховая пенсия по инвалидности (с учетом фиксированной выплаты к страховой пенсии, повышений фиксированной выплаты к страховой пенсии), а также накопительная пенсия, срочная пенсионная выплата и пособие по временной нетрудоспособности.

Пособие по безработице не отнесено к виду обеспечения по обязательному социальному страхованию, поэтому на него может быть обращено взыскание по исполнительному документу (п. 57 постановления № 50). Аналогичные выводы суды делали и ранее (см. апелляционное определение Иркутского областного суда от 07.04.2015 № 33-2303, А-15).

Доказывать принадлежность имущества другим лицам должен должник

Если движимое имущество, на которое можно обратить взыскание, находится в помещении или на принадлежащем должнику земельном участке, огражденном (защищенном) от доступа иных лиц, считается, что такое имущество принадлежит ему и на него может быть обращено взыскание. Принадлежность такого имущества другим лицам должен доказать сам должник или иное заинтересованное лицо (п. 59 постановления № 50).

Читайте так же:  Закон об алиментах в беларуси

Вопрос об отнесении имущества должника к предметам обихода решает пристав

Согласно правилу, закрепленному в абз. 4 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, взыскание не может быть обращено на предметы обычной домашней обстановки и обихода. Вопрос об отнесении того или иного имущества должника к таким предметам решается судебным приставом-исполнителем с учетом конкретных обстоятельств, касающихся назначения имущества, его цены, фактического использования, наличия возможности замены на аналогичное имущество, а также местных обычаев (п. 60 постановления № 50).

Источник: http://its.1c.ru/db/content/newsprac/src/457599.htm

Верховный суд: арест не равен взысканию

Судебный пристав-исполнитель арестовал единственную жилплощадь должницы. Та посчитала, что эта мера нарушает ее права и положения ст. 446 ГПК РФ. С этим согласились суд первой инстанции и апелляция. Верховный суд РФ решил вопрос, впервые сославшись на положения недавно принятого постановления Пленума об исполнительном производстве.

В марте 2011 года Петроградский районный суд Санкт-Петербурга выдал Александру М. исполнительный лист на взыскание с его должницы Алисы М. суммы долга, процентов на пользование чужими денежными средствами и расходов на представителя (дело № 2-26/2011). В рамках исполнительного производства пристав сначала наложил арест на часть дачи и земельный участок, принадлежащий Алисе М. (позже они были проданы, а полученные средства пошли на погашение долга), а после и на ее квартиру в Северной столице. Женщина с этим не согласилась и обратилась в Октябрьский райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление, мотивируя требования тем, что спорная квартира – единственное место проживания для нее и малолетнего сына, а значит, не может быть арестована (дело № 2-3585/2014).

Единственная квартира – под защитой

31 июля 2014 года суд удовлетворил требования Алисы М. Судья Елена Литвиненко мотивировала это тем, что согласно ч. 1 ст. 79 закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен ГПК РФ. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список ч. 1 ст. 446 ГПК. «Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда», – сказано в решении.

Кредитор и судебный пристав подали апелляционную жалобу в Санкт-Петербургский городской суд (№ 33-19837/2014). В ней заявители указывали, что арест имущества был совершен не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная п. 5 ч. 3 ст. 668 закона об исполнительном производстве. Однако апелляция сочла, что этот довод «основан на неверном толковании действующего законодательства, регулирующего спорные отношения». Суд указал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста, перечисленных в ч. 3 ст. 80 указанного выше закона. «Следовательно, довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительно документа не соответствует действующему законодательству», – гласит апелляционное определение. Кроме того, коллегия пришла к выводу, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества «в рассматриваемом случае лишено юридической значимости, поскольку такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда». Горсуд засилил решение суда первой инстанции. Александр М. с этим решением не согласился и подал кассационную жалобу в Верховный суд РФ.

Пленум разъяснил иначе

Тройка судей Коллегии по гражданским делам: Владимир Хаменков, Елена Горчакова и Людмила Калинина – посчитала акты судов нижестоящих инстанций «неправильными и подлежащими отмене», поскольку их выводы основаны «на неправильном толковании норм материального права».

В своем определении (дело № 78-КГ15-42) коллегия указывает, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом-исполнителем «в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях» (п. 7 ч. 1 ст. 64 и ч. 1 ст. 80 закона об исполнительном производстве).

Несмотря на то, что абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ запрещает обращать взыскание по исполнительным документам на единственное пригодное для проживания недвижимое имущество должника, арест взысканием не является, считает ВС. Эта позиция опирается на положения ч. 1 ст. 69 закона об исполнительном производстве, где четко сказано, что взыскание «включает изъятие имущества и (или) его реализацию, осуществляемую должником самостоятельно, или принудительную реализацию либо передачу взыскателю». По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. «Из оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда, – говорится в определении. – Ограничения права пользования квартирой и обращения на неё взыскания, а именно – изъятия квартиры и её реализации либо передачи взыскателю данный арест не предусматривает». Предпринятые приставом меры нарушают права владелицы жилья, которая теперь не сможет распорядиться квартирой, нарушив интересы своего кредитора Александра М.. Кассация решила удовлетворить его жалобу, а Алисе М. отказала, отменив предыдущие судебные акты.

Интересно то, что в данном определении Верховный суд впервые применяет постановление Пленума «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» от 17 ноября 2015 года. А именно: пишет, что позиция суда согласуется с разъяснениями п. 43 постановления, согласно которым арест жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания должника-собственника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе, вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя.

Мнения экспертов

Опрошенные «Право.ru» эксперты такую точку зрения поддерживают. «С позицией ВС РФ следует согласиться, – считает Павел Хлюстов, партнер коллегии адвокатов «Барщевский и партнеры». — В данном случае арест был наложен не с целью обращения взыскания на имущество, а с целью не допустить отчуждение квартиры должником. В такой ситуации арестованное имущество не подлежит принудительной продаже с целью удовлетворения притязаний кредитора, а лишь создает предпосылки для того, чтобы должник не осуществлял его недобросовестное отчуждение или обременение правами третьих лиц». Юрист находит, что это решение ляжет в основу новой судебной практики. «Очень хорошо, что ВС РФ распознал эту грань и правильно разрешил дело. Этот прецедент призван переломить практику нижестоящих судов, обычно признающих такие аресты незаконными», – уточняет Хлюстов.

Читайте так же:  Взять кредит срочно

Об этом же говорит и адвокат Артем Василевич, руководитель корпоративной практики АК «Павлова и партнеры»: «Постановление принято в развитие судебной практики, установленной Пленумом ВС РФ. Подход, примененный судом, является абсолютно обоснованным. Права должника как собственника единственного жилья не нарушены: арест имущества не влечет его изъятие и последующее обращение на него взыскания. В то же самое время на стороне взыскателя возникает гарантия, что квартира не будет, например, продана, при этом долг не будет погашен. Учитывая текущее состояние работы судебных приставов-исполнителей по взысканию задолженности, подход, связанный с ужесточением ограничений в отношении должника, должен приветствоваться».

Источник: http://pravo.ru/story/view/126225/

Верховный суд РФ разрешил конфискацию имущества невиновных

Разъяснения порядка конфискации имущества по уголовным делам пленум ВС доработал по итогам предыдущего заседания.

Видео (кликните для воспроизведения).

Наиболее радикальной поправкой стало исключение из проекта пунктов о том, что имущество может быть конфисковано или арестовано на территории иностранного государства на основании международного договора РФ. ВС, согласно прозвучавшим вчера пояснениям, счел это указание «излишним». Как российские суды реализовывали бы эту возможность на практике, осталось неясным.

По предложению Минюста уточнен перечень подлежащих конфискации предметов, «которые использовались либо были предназначены для использования при совершении преступного деяния или достижения преступного результата». В список попал «автомобиль, оборудованный спецхранилищем для сокрытия товаров при незаконном перемещении через границу», но почему-то исчезла спецтехника для незаконной вырубки лесов.

Как говорится в постановлении пленума, по уголовным делам о преступлениях террористической и экстремистской направленности конфискации подлежит любое имущество, принадлежащее обвиняемому, являющееся орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления.

Генпрокуратура настояла, чтобы ходатайства об аресте имущества могли заявляться не только до суда, но и в ходе судебного разбирательства. Еще одна поправка позволяет конфисковывать имущество, переданное обвиняемым другому лицу или организации, если оно «знало или должно было знать» не только о том, что имущество получено или использовалось преступным путем, но даже «предназначалось для использования» при совершении преступления.

Доцент МГУ Глеб Богуш обращает внимание на то, что предусмотренной пленумом возможности конфискации имущества «независимо от его принадлежности» нет в законе. А в ряде случаев пленум не прояснил, а только усилил неопределенность закона: «Судам придется толковать, что имел в виду пленум, разъясняя, что имел в виду законодатель». Проблему, по мнению господина Богуша, обостряет экспансия антитеррористических законодательных мер на уголовное право, в результате чего «нормы, предусмотренные для чрезвычайщины» закрепляются для применения в целом. Эти системные проблемы надо было обсуждать публично, но ВС от широкой дискуссии отказался, говорит он.

«Расплывчатая формулировка «преступления террористической и экстремистской направленности» создает лазейку для произвола, особенно с учетом все более широкого применения уголовной репрессии по делам о терроризме и экстремизме»,— считает партнер коллегии адвокатов «Pen & Paper» Вадим Клювгант. По его словам, трактовка пленумом ч.3 ст. 104.1 УК существенно расширяет ее содержание в части конфискации имущества не причастных к совершению преступления третьих лиц. «На фоне практики искусственной криминализации делового оборота, в том числе для перераспределения собственности, настораживает и конфискация новых объектов, возникших в результате реконструкции недвижимого имущества, приобретенного преступным путем»,— отметил господин Клювгант.

Источник: http://primechaniya.ru/obshchee/novosti/verhovnyj-sud-rf-razreshil-konfiskaciyu-imushhestva-nevinovnyh

Статья 115 УПК РФ. Наложение ареста на имущество

1. Для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса. При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом.

2. Наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

4. Арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание.

5. При наложении ареста на имущество может участвовать специалист.

6. Арестованное имущество может быть изъято либо передано по усмотрению лица, производившего арест, на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу, которые должны быть предупреждены об ограничениях, которым подвергнуто арестованное имущество, и ответственности за его сохранность, о чем делается соответствующая запись в протоколе.

7. При наложении ареста на денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда, а также следователя или дознавателя на основании судебного решения.

8. При наложении ареста на имущество составляется протокол в соответствии с требованиями статей 166 и 167 настоящего Кодекса. При отсутствии имущества, подлежащего аресту, об этом указывается в протоколе. Копия протокола вручается лицу, на имущество которого наложен арест, с разъяснением права в установленном настоящим Кодексом порядке обжаловать решение о наложении ареста на имущество, а также заявить мотивированное ходатайство об изменении ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество, или об отмене ареста, наложенного на имущество.

Читайте так же:  Инвалидность после производственной травмы

9. Арест, наложенный на имущество, либо отдельные ограничения, которым подвергнуто арестованное имущество, отменяются на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении данной меры процессуального принуждения либо отдельных ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество, отпадает необходимость, а также в случае истечения установленного судом срока ареста, наложенного на имущество, или отказа в его продлении. Арест на безналичные денежные средства, находящиеся на счетах лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, наложенный в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, также отменяется, если принадлежность арестованных денежных средств установлена в ходе предварительного расследования и отсутствуют сведения от заинтересованного лица, подтвержденные соответствующими документами, о наличии спора по поводу их принадлежности либо принадлежность этих денежных средств установлена судом в порядке гражданского судопроизводства по иску лица, признанного потерпевшим и (или) гражданским истцом по уголовному делу.

Источник: http://rulaws.ru/upk-rf/CHAST-PERVAYA/Razdel-IV/Glava-14/Statya-115/

Верховный суд РФ обобщил практику об аресте имущества

Что случилось?

Верховный суд РФ подготовил и опубликовал «Обзор практики рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.03.2019). В документе судьи привели примеры рассмотрения соответствующих ходатайств для обеспечения исполнения приговора в части:

  • гражданского иска;
  • взыскания штрафа;
  • прочих имущественных взысканий потерпевших и третьих лиц;
  • возможной конфискации имущества.

В документ вошли наиболее значимые дела, рассмотренные российскими судами за два предыдущих года. Судьи ВС РФ в обзоре высказали несколько позиций, которые являются важными для применения при рассмотрении подобных ходатайств в дальнейшем, как для судей, так и для юристов, которые будут представлять интересы обоих сторон.

Наиболее важные выводы ВС РФ по аресту имущества

Президиум ВС РФ напомнил, что:

В уголовном судопроизводстве наложение ареста на имущество является одной из мер процессуального принуждения, применяемой в целях обеспечения надлежащего исполнения приговора к подозреваемому, обвиняемому и состоящей в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

ВС РФ разъяснил, что ходатайства о наложении ареста в качестве обеспечительной меры признаются обоснованными, только если стоимость указанного в них имущества соразмерна имущественным требованиям, для обеспечения которых необходим арест. В противном случае ходатайства подлежат частичному удовлетворению, и арест назначается в только отношении части имущества, соответствующей по стоимости заявленным требованиям. Подобный вывод содержится в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 N 19, которым и надлежит руководствоваться судьям.

Судьи Верховного суда РФ отметили, что в случаях, когда представленные в суд материалы позволяют сделать вывод о том, что имущество, находящееся у третьих лиц, фактически принадлежит обвиняемому и приобретено им на доходы, полученные им от преступной деятельности, ходатайство о наложении ареста в качестве обеспечения необходимо признавать обоснованным и дать разрешение на арест такого имущества. Особенно эта обеспечительная мера оправданна, когда в силу ч.1 статьи 104.1 Уголовного кодекса РФ одной из санкций за совершение преступления является конфискация имущества. И это несмотря на то, что в соответствии с ч.1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса РФ арест может быть наложен только на имущество подозреваемого, обвиняемого либо лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия.

Кроме того, судьи Верховного суда РФ указали, что:

  • в силу ч. 4 статьи 115 УПК РФ арест нельзя наложить на имущество, на которое не может быть обращено взыскание. Например, на единственные пригодные для проживания жилые помещения обвиняемого и членов его семьи;
  • в случае заявления ходатайства о наложении ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части наказания в виде штрафа или гражданского иска стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, либо должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу;
  • если стоимость имущества, помещенного под арест, несоразмерна заявленным требованиям, суд апелляционной инстанции может изменить решение первой инстанции;
  • в удовлетворении ходатайства следователя или дознавателя из-за отсутствия в материалах органов предварительного расследования данных о заявленном гражданском иске нельзя отказывать в удовлетворении ходатайства об аресте, без других на то оснований.

Председателям судов общей юрисдикции и военных судов всех уровней рекомендовано ознакомить судей с Обзором ВС РФ и учитывать его положения при рассмотрении подобных дел.

Источник: http://ppt.ru/news/143189

Пленум Верховного суда РФ вынес новые разъяснения по вопросам исполнительного производства

17 ноября 2015 года Пленум Верховного суда РФ вынес Постановление № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства». Указанное постановление не только воспроизводит ранее озвученные правовые позиции высших судов (в том числе Высшего арбитражного суда РФ), но и конкретизирует ряд положений законодательства об исполнительном производстве и судебной практики, до настоящего момента являвшиеся спорными.

Первые две главы Постановления содержат подробные положения о разграничении компетенции между судебными органами по вопросам, связанным с исполнительным производством. Необходимость указанных разъяснений вызвана недавним введением в действие Кодекса административного судопроизводства РФ. Помимо этого, в указанных главах рассматриваются и ранее существовавшие вопросы о компетенции судов. Так, подтверждается приоритет судов общей юрисдикции при рассмотрение споров, связанных с осуществлением сводного исполнительного производства.

Заметной новеллой является запрет судебному приставу-исполнителю отменять вынесенное им постановление. Полномочиями по отмене постановлений наделены старшие судебные приставы и их заместители. Интересно, что указанные положения противоречат ранее существовавшим позициям Высшего арбитражного суда и сложившейся правоприменительной практике.

Читайте так же:  Подпись справки о доходах

Заметным нововведением стало закрепление в постановлении признаков незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя. В то же время, Верховный суд указал, что превышение двухмесячного срока на исполнение судебного решения само по себе не свидетельствует о незаконном бездействии пристава-исполнителя, чего в ходе обсуждения проекта постановления добивались представители ФССП и Минюста. Обстоятельства, связанные с организацией работы службы судебных приставов, однако, так и не были признаны оправдывающими превышение сроков, что указывается в п. 15 Постановления.

Верховный суд также разрешил ряд вызывавших на практике проблемы вопросов, связанных с правопреемством в ходе исполнительного производства. Так, Пленум подтвердил, что вопрос о правопреемстве на стадии исполнительного производства рассматривается только судами на основании обращения сторон, лица, считающего себя правопреемником, либо самого судебного пристава-исполнителя. При этом, Постановление ещё раз воспроизводит зачастую игнорировавшуюся правоприменителем позицию Высшего арбитражного суда о перемене имени физического лица или изменении наименования организации. Суд указал, что указанные изменения не требуют правопреемства и оформляются постановлением судебного пристава, а также могут упоминаться как в дальнейших актах пристава, так и в ранее вынесенных постановлениях по соответствующему делу.

С другой стороны, что в Постановлении отсутствуют существовавшие ранее правовые позиции Высшего арбитражного суда, согласно которым в случае образования множественности лиц на стороне взыскателя или должника суд выдает несколько исполнительных листов взамен ранее выданных. Представляется, что данная проблема, имеющая большое практическое значение, должна быть разрешена Верховным судом в дальнейшем.

Верховный суд рассмотрел и дискуссионный вопрос о применении мер принудительного исполнения и совершении исполнительных действий до истечения срока дли добровольного исполнения. Суд указал, что применение мер принудительного исполнения в течении е указанного срока не допускается, хотя могут быть совершены отдельные исполнительные действия (например, арест имущества должника). Кроме того, Пленум подтвердил, что не допускается ограничение выезда должника за пределы Российской Федерации до истечения срока на добровольное исполнение и получения судебным приставом-исполнителем информации о том, что должник обладает информацией о возбуждении в отношении него исполнительного производства. Интересно, что суд не конкретизировал, в какой конкретно форме должна быть получена информация, что предоставляет широкие возможности для толкования указанного положения.

Пленумом была разрешена существовавшая ранее проблема, связанная с исключением недействующего должника-организации из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании ст. 21.1 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Взыскатели, по определённым причинам пропустившие момент ликвидации своего должника, теперь вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения имущества, оставшегося после должника, если таковое будет обнаружено.

Важной новеллой стоит признать возможность наложения ареста или запрета на распоряжение на имущество, на которое в соответствии со ст. 446 ГПК не может быть обращено взыскание. В качестве примера Постановление № 50 указывает единственное жильё должника. При этом, подобные меры должны приниматься судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя, а само наложение ареста либо установление соответствующего запрета не должно препятствовать гражданину-должнику и членам его семьи пользоваться таким имуществом. Также была установлена и возможность ареста имущества, находящегося в совместной собственности.

Часть положений Постановления касается ареста денежных средств на банковских счетах должника. Интересно, что арест может быть наложен не только на денежные средства, находящиеся или поступающие на счет должника, но также и на средства, которые поступят на имя должника в будущем на корреспондентский счет обслуживающего его банка, если иные меры не могут обеспечить исполнение принятого судебного акта. При этом, указывается, что наложить подобный арест может только суд.

Ряд изложенных в Постановлении правовых позиция Верховного суда касается вопросов обращения взыскания на имущество должника. Интересной представляется закреплённая Пленумом презумпция принадлежности должнику движимого имущества, находящегося в помещении либо на ограждённом от доступа других лиц земельном участке, находящимися в собственности или владении должника. Бремя доказывания иного ложится при этом на заинтересованных лиц. При этом, стоит иметь в виду, что арест судебным приставом-исполнителем движимого имущества должника в ходе выезда по его месту жительства или нахождения является весьма распространённой и эффективной мерой из арсенала приставов. В то же время, взыскание на сами земельные участки, согласно ст. 278 ГК и п. 58 Постановления, допускается только на основании решения суда. Такие дела рассматриваются в порядке искового производства с соблюдением правил исключительной подсудности.

Ещё одним важным положением является подтверждённая судом возможность обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем. Взыскание может быть обращено судебным приставом-исполнителем при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание. Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учетом правил продажи имущества, обремененного правами третьих лиц (согласно п. 1 ст. 353, ст. 460 ГК РФ, ст. 38 Закона «Об ипотеке»).

Наконец, последняя глава Постановления № 50 рассматривает вопросы возмещения вреда, причинённого незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя. Пленум рассматривает как обязательное условие возмещения вреда предварительное признание действий пристава, повлекших причинение вреда, незаконными. Также нельзя отказывать в возмещении вреда по причине невозможности установления конкретного размера вреда. Ещё более крепкой позицию истцов по спорам о возмещении вреда делают положения, возлагающие бремя доказывания правомерности своих действия по таким делам на судебного пристава-исполнителя.

В связи с принятием Постановления № 50 утратило силу Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 мая 2014 года № 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве». Следует заметить, что новые правовые позиции высшего суда по вопросам исполнительного производства более подробно конкретизируют положения законодательства и расширяют права взыскателя и возможности пристава в рамках исполнительного производства. Группа юридических компаний «Лекс» уже начала внедрять наиболее заметные новшества в свою практику.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://lex-pravo.ru/law-comments/191/8546/

Пленум вс рф арест имущества
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here