Фиктивная кредиторская задолженность

Помощь в решении вопроса: "Фиктивная кредиторская задолженность" с пояснениями от специалистов. На все сопутствующие вопросы вам ответит дежурный юрист.

Судам указали, как искать «фиктивные долги» при банкротстве

Экономколлегия ВС объяснила свои мотивы в споре, касающемся проблемы создания фиктивного долга для начала банкротства. Сбербанк оспорил подозрительную сделку, но суды подошли к вопросу формально. Такое бывает часто, рассказывают юристы и надеются, что решение ВС, направленное на защиту добросовестных кредиторов, поможет стабилизировать практику. В условиях все возрастающих банкротств это особо актуально.

Преднамеренное банкротство – тема острая и актуальная. С каждым днем дел о несостоятельности в России становится все больше, а фантазия недобросовестных компаний – изобретательнее. Дело о банкротстве часто напоминает шахматную партию, говорит Антон Александров, партнер “Монастырский, Зюба и партнеры”:

Начинается с борьбы за право играть белыми — инициировать банкротство и предложить своего управляющего, а затем получить перевес в количестве фигур на поле — иметь большинство в реестре кредиторов и контролировать таким образом процедуру.

К сожалению, по словам Александрова, игра редко ведется честно, а способов незаконно добиться преимущества в реестре много. Один из таких — создание искусственной задолженности для инициирования банкротства. Одним махом «дружественный» должнику кредитор получает возможность назначить временного управляющего — как первый кредитор, обратившийся с заявлением о банкротстве, а также конкурсного управляющего — как мажоритарный кредитор в первом собрании, поясняет Николай Покрышкин, партнер «Кульков, Колотилов и партнеры». Формально добросовестный кредитор может оспорить подозрительные сделки по формированию задолженности. «Только что оспаривать, если информацию о них получить почти невозможно при успешном реализации схемы?», — риторически замечает Покрышкин.

На прошлой неделе в деле с участием Сбербанка по поводу «дружественной» задолженности высказалась экономическая коллегия Верховного суда РФ (КЭС) (А41-48518/2014).Что очень вовремя. В условиях взрывного роста числа банкротств и обострения ситуации с искусственными долгами позиция КЭС имеет важное значение, считает Александров, — поскольку призвана оказать дополнительное сдерживающее воздействие на недобросовестных кредитов.

Поможет решение КЭС и стабилизировать практику, уверены юристы. Ведь усугубляет ситуацию то, что суды очень часто подходят к проблеме фиктивных долгов в банкротстве формально. Как, например, произошло и в деле Сбербанка.

Главное оформили все правильно

В 2013 году Сбербанк выдал ООО «РосЭкоПродукт» 70,4 млн руб. кредита для покупки недвижимости, чтобы в последующем сдавать ее в аренду (именно такой деятельностью тогда занималось общество). Однако вместо этого компания буквально через месяц заключила на похожую, но большую сумму (78 млн руб.) договор поставки 344 тонн мясной продукции с ИП Алексеем Кульмизевым. Затем ИП, ссылаясь на то, что товар не оплачен, потребовал в суде взыскать задолженность по договору и 1,8 млн руб. процентов. «РосЭкоПродукт» против иска не возражал, и Арбитражный суд Московской области его удовлетворил. А затем Кульмизев “успешно” подает заявление о признании должника банкротом — и требования ИП включены в реестр.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В ситуацию решил вмешаться Сбербанк. Он обжаловал решение суда в споре о задолженности по договору поставки в 10-й ААС. Сделка мнимая, настаивал банк, истинная ее цель – создать искусственную задолженность. В обоснование банк приводил много доводов. Слишком уж большой объем мяса был поставлен в очень короткий срок. Компания «РосЭкоПродукт» вообще такой деятельностью никогда раньше не занималась и даже оборудования у нее нет. Не работала она до этого никогда и с Кульмизевым, и, тем не менее (а еще и вопреки условиям договора), поставила большую часть товара без оплаты. Но ни апелляцию, которая привлекла в дело Сбербанк и рассмотрела спор по правилам первой инстанции, ни кассацию АС Московского округа все это не заставило засомневаться: иск Кульмизева был вновь полностью удовлетворен. Судам показались убедительнее ссылки “поставщика” на товарные накладные, которые подтверждали факт передачи мяса и были оформлены надлежащим образом.

А вот КЭС такой формальный подход не устроил (см. «Искусные и искусственные: ВС защитил Сбербанк от мнимых кредиторов»). В недавно опубликованном определении тройка ВС (Сергей Самуйлов, Иван Разумов и Олег Шилохвост) в первую очередь напомнила о том, что вообще представляет из себя фиктивная сделка – у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов.

Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон,

— говорится в определении ВС.

А значит, доказательств лишь формального исполнения договора подряда явно недостаточно, указала КЭС. Тем более, если это влияет на банкротное дело, акцентировали отдельное внимание судьи ВС — в частности, на вопрос о включении в реестр. Суды должны были проверить наличие фактических отношений по поставке, а при убедительных доказательств ее невозможности бремя доказывания обратного возлагается на ответчика. Однако нижестоящие инстанции вообще оставили все доводы Сбербанка без внимания, и поэтому спор отправился на новое рассмотрение в апелляцию.

Лекарство от фиктивности: подробные инструкции

В деле Сбербанка КЭС сформировала четкие инструкции судам по проверке обоснованности явно подозрительных требований, комментирует Артем Сафонов, юрист «Nektorov, Saveliev & Partners». ВС ориентирует суды более детально исследовать договоры уже на стадии включения требований в реестр кредиторов, поясняет Евгений Орешин, руководитель группы практики по разрешению споров Goltsblat BLP: «Чтобы не было такой ситуации, когда в реестр сначала включают искусственную задолженность на основе формального изучения документов, а потом арбитражный управляющий или кредиторы оспаривают такие сделки». Пожар лучше предотвращать, чем тушить, уверен Орешин.

Положительный эффект решения КЭС еще и в том, что он продолжает подтверждать конкретные правовые механизмы обеспечения прав на судебную защиту лиц, не привлеченных к участию в деле, указывает Юлий Тай, управляющий партнер АБ «Бартолиус». Ведь Сбербанк (как кредитор ответчика по делу) вмешался в обычный процесс, а не в процедуру несостоятельности.

Дело Сбербанка — одно из немногих, когда именно добросовестному кредитору, а не конкурсному управляющему, удалось убедить суд в факте мнимой сделки, обращает внимание и Алексей Дудко, партнер Hogan Lovells. Правда, только в ВС, нижестоящие суды «единодушно» подошли к вопросу формально. «К сожалению, в большинстве случаев для перегруженных работой судов главным остается именно документарное подтверждение долга», — отмечает Дудко. Но нельзя, по его словам, забывать и про работу юристов добросовестных кредиторов, которые тоже должны подходить к вопросу основательно — разобраться в экономической составляющей бизнеса, правильно собрать и представить доказательства.

Читайте так же:  Являются ли алименты доходом для ипотеки

Впрочем, помогло Сбербанку и то, что «схема» была реализована достаточно грубо. Некоторые должники более тщательно и аккуратно «прорисовывают» искусственную задолженность, поясняет Дудко. «В любом случае, сейчас Верховный суд идет по правильному пути — в сторону исследования существа правовой деятельности сторон и создания по-настоящему эффективной правоприменительной практики, что включает в себя защиту интересов добросовестных кредиторов», — заключает Дудко.

Источник: http://pravo.ru/review/view/131938/

Внутрикорпоративные займы в банкротстве: как не перепутать с обычными

Летом 2017 года Верховный суд впервые сформулировал позицию, которая разрешает понижать в реестре кредиторов те требования, которые выходят из договоров займа, предоставленных должнику материнскими компаниями. В решении по делу № А32-19056/2014 экономколлегия отметила, что в некоторых обстоятельствах требования из договоров займа могут прикрывать внутрикорпоративными отношениями, направленными на докапитализацию должника (см. «Верховный суд исключил займы учредителей из реестра требований банкрота»). А в феврале 2018 года ВС подтвердил эту позицию в банкротном споре № А40-10067/2016 (см. «Как отличить внутрикорпоративный заем от обычного: разбирались в ВС»).

Заём от учредителя и межкредиторское соглашение

Но на практике судам не всегда нужно понижать в реестре требования, которые выходят из займов, предоставленных должнику учредителем, подчеркнул в своем недавнем решении ВС. А начиналось все с того, что в 2017 году Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа признал банкротом компанию «Анкор Девелопмент». Она входит в ГК «Анкор», которая владеет крупнейшими торговыми комплексами в Новом Уренгое (дело № А81-7027/2016). Под строительство очередного ТЦ «Солнечный» несостоятельная организация брала кредиты в Сбербанке, по условиям которых фирма обязалась согласовывать с банком любые сторонние займы, обеспечивать высокие показатели финансовой устойчивости и предоставлять подтверждающие целевое использование заемных средств документы. Более того, в кредитных соглашениях содержался и пункт на случай банкротства – требования участников ГК «Анкор» перед банком не понижаются в очередности (не субординируются).

Когда у организации возникла дополнительная необходимость в деньгах, то займы «Анкор Девелопменту» выдал один из ее учредителей, индивидуальный предприниматель Сергей Плешков, на общую сумму 685 млн руб. С этими требованиями он и попытался включиться в реестр кредиторов должника.

Первая инстанция и окружной суд отказали бизнесмену, сославшись на то, что они с «Анкор Девелопментом» как аффилированные лица создавали искусственный кругооборот денег. Кроме того, суды посчитали, что предприниматель специально наращивал подконтрольную кредиторскую задолженность у компании, хотя в то же время у организации уже были задержки по платежам перед Сбербанком. Две инстанции пришли к выводу, что спорные займы направлены на увеличение уставного капитала в обход требований закона и являются корпоративными.

Апелляция решила иначе и подчеркнула, что, согласно условиям кредитных договор с банком, «Анкор Девелопмент» не разрешалось привлекать деньги от иных инвесторов, а вот средства от Плешкова можно было получить. 8-й ААС указал и на то, что докапитализация должника путем увеличения уставного капитала была невозможна из-за корпоративного конфликта между бизнесменом и Сергеем Васеневым – другим акционером ГК «Анкор».

Позиция ВС: подход к таким ситуациям должен быть индивидуальным

Доказывая правильность вывода, к которому пришла апелляционная инстанция, Плешков обратился с жалобой в Верховный суд. ВС обратил внимание, что действующее банкротное законодательство не обязывает понижать очередность удовлетворения требований аффилированных (связанных) кредиторов по гражданским обязательствам, которые не являются корпоративными. Тот факт, что участник должника является его заимодавцем, сам по себе не свидетельствует о корпоративном характере спорного займа, подчеркнули судьи ВС. Экономколлегия пояснила, что ранее сформировала практику, по которой лишь при определенных обстоятельствах можно отказаться включать в реестр требования участника или другого аффилированного кредитора. В частности, когда заем прикрывает корпоративные отношения по увеличению уставного капитала либо когда финансируется публично нераскрытый план выхода фактически несостоятельного должника из кризиса и его в итоге не удается реализовать.

«При рассмотрении подобной категории дел в каждом конкретном случае надлежит исследовать правовую природу отношений между участником (аффилированным лицом) и должником, цели и источники предоставления денежных средств, экономическую целесообразность и необходимость их привлечения путем выдачи займа, дальнейшее движение полученных заемщиком средств и тому подобное», – указано в определении ВС по делу № А81-7027/2016.

Более того, Сбербанк в кредитных договорах с «Анкор Девелопментом» согласился на то, что требования участников ГК «Анкор» перед банком не понижаются в очередности, а значит, могут быть ему противопоставлены, заметил. При этом нет сомнений, что этот пункт договора не применяется в процедуре банкротства, указала экономколлегия. По мнению судей ВС, экономические мотивы урегулирования отношений подобным образом обусловлены как раз возможным банкротством заемщика в будущем.

ВС отметил и то, что механизм привлечения средств для строительства ТЦ не скрывался от независимых кредиторов должника, а в материалах дела нет доказательств того, что Плешков выдавал займы с целью создания искусственной задолженности. А из всех обстоятельств следует, что банк изначально хотел финансировать строительство торговых площадей совместно с ГК «Анкор», являясь практически соинвестором, разъяснили судьи ВС. Банк фактически рассматривал участников должника как своих партнеров по строительству ТЦ «Солнечный», указала экономколлегия. Учитывая все перечисленные моменты, тройка судей в составе Дениса Капкаева, Ивана Разумова и Надежды Ксенофонтовой постановила отменить акты первой инстанции и окружного суда, «засилив» решение апелляции. Многомиллионные требования Плешкова включили в реестр банкрота.

Эксперты «Право.ru»: «Баланс пока не достигнут»

Артем Фролов, юрист Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство 6 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 32-33 место По количеству юристов 33 место По выручке Профайл компании × , вспоминает, что предыдущие определения ВС по вопросу займов от аффилированных лиц носили очень жесткий характер. А в этом деле экономколлегия указывает, что при рассмотрении подобных ситуаций необходимо анализировать не только действия и мотивы контролирующих лиц, но и поведение независимых кредиторов, констатирует партнер VEGAS LEX VEGAS LEX Федеральный рейтинг группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Экологическое право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа ТМТ 2 место По выручке 2 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По количеству юристов Профайл компании × Александр Вязовик.

Читайте так же:  Период взыскания дебиторской задолженности

Алексей Насонов, партнер Nasonov, Pirogov & Partners Nasonov, Pirogov & Partners Региональный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × , тоже уверен, что ВС обсуждаемым решением направляет правоприменение в правильное русло: «Суды, увы, часто ограничительно толкуют позиции Верховного суда». Как только появилась новая практика понижения очередности бенефициаров в реестре, то суды стали направлять ее в безапелляционное русло, говорит эксперт: «Аффилированность установлена – отказать».

Посыл же ВС в рамках новой практики был понятен с первого судебного акта, утверждает Насонов: «Аффилированность указывает лишь на возможность злоупотребления, на возможность формирования фиктивной правовой конструкции заемных отношений, но это не является императивом, необходимо учитывать все конкретные обстоятельства дела». Так что смягчение субординации – это конструктивное явление, считает Фролов: «Массовое понижение аффилированных кредиторов в реестре в глобальной перспективе просто лишило бы собственников бизнеса стимула инвестировать в него».

Вячеслав Голенев из Железников и партнёры Железников и партнёры Федеральный рейтинг группа Семейное/Наследственное право группа Уголовное право × считает рассматриваемое решение важным еще и по той причине, что ВС, по сути, признал в российском банкротном праве институт межкредиторского соглашения (ст. 309.1 ГК). По мнению эксперта, тройка судей ВС в определенном смысле дала приоритет экономическому содержанию сделки и операций по ней: «Этот подход давно нашел свое отражение в прецедентом праве Великобритании и США».

Допустимость распространения ст. 309.1 ГК РФ на процедуру банкротства создает почву для различного рода злоупотреблений при фактической аффилированности мажоритарного кредитора и должника, что очевидным образом негативно отразится на интересах миноритарных кредиторов. Достигнут ли окончательный баланс в обсуждаемом вопросе? Об этом говорить не стоит. Но до этого решения ВС в российской практике сложилась модель «жесткой» субординации.

Фаррух Саримсоков, старший юрист Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право группа Экологическое право 8 место По количеству юристов 14 место По выручке 20 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании ×

Вместе с тем Вязовик считает открытым еще один вопрос: будет ли применяться аналогичный подход к ситуациям, когда мажоритарный кредитор своим поведением одобряет подобный механизм привлечения средств, но в соглашении между кредиторами нет конкретного условия о непонижении требований.

Источник: http://pravo.ru/story/210000/

Как определить искусственные долги в банкротстве

Искусственное наращивание кредиторской задолженности – известная порочная практика, говорит арбитражный управляющий Артем Кадников. Чтобы ее не допустить, суды, как правило, идут по пути более детальной оценки предъявляемых требований, говорит он. Однако, как показывает практика, так происходит далеко не всегда.

Сомнительные операции

Заявитель:«Эксперт Холдинг»

Должник:Андрей Одинцов

Суд:Верховный суд

Суть спора:Можно ли считать требования из заемных обязательств в банкротстве конкретного физлица искусственным наращиванием задолженности?

Решение:Акты нижестоящих судов отменить, дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В рамках банкротства Андрея Одинцова в реестр кредиторов должника попросило включиться ООО «Бюро Ивана Правова» с требованиями на 6,3 млн руб. Заявитель пояснил, из чего вытекает эта сумма: 5,15 млн – задолженность по договорам займа с набежавшими процентами, а 1,15 млн руб. – неосновательное обогащение по расторгнутому соглашению купли-продажи векселя. Три инстанции постановили включить эти требования в реестр, указав на то, что они подтверждаются копиями заемных соглашений, платежными поручениями и выпиской из банка о перечислении денег. Хотя другой кредитор потенциального банкрота, фирма «Эксперт Холдинг», возражала против этого, указывая на аффилированность «Бюро Ивана Правова» с должником. Но суды признали такой довод несостоятельным, поскольку «сам по себе факт аффилированности должника и кредитора не свидетельствует о недействительности сделки при наличии бесспорных доказательств ее совершения».

«Эксперт Холдинг» не согласился с такими выводами и оспорил акты нижестоящих инстанций в Верховный суд. В своей жалобе организация обратила внимание на то, что при доказывании требований, вытекающих из договоров займа, нужно устанавливать реальность хозяйственных отношений между сторонами. А в рассматриваемом случае суды ограничились формальной проверкой представленных в материалы дела бумаг, заметила компания.

Кроме того, заявитель жалобы указал, что при подаче заявления в арбитражный суд о собственном банкротстве Одинцов не представил информации об обязательствах перед «Бюро Ивана Правова». И это ООО, в свою очередь, тоже не требовало возврата 6,3 млн руб. до возбуждения дела о несостоятельности должника.

Ссылаясь на перечисленные обстоятельства, «Эксперт Холдинг» уверял, что стороны заключили эти сделки с целью создать искусственную задолженность и получить контроль над банкротством Одинцова. Судья ВС Денис Капкаев признал эти доводы заслуживающими внимания и передал дело на рассмотрение в экономколлегию.

Жаркий спор в ВС

В самом начале заседания представитель «Бюро Ивана Правова», юрист Сергей Давыдов, сообщил, что его доверитель заявляет отвод председательствующему судье Денису Капкаеву. Это ходатайство основывается на сомнениях в объективности судьи при исследовании дела, пояснил юрист: «В определении об истребовании дела Капкаев не указал на существенные нарушения норм права, которые послужили поводом для дальнейшей передачи спора на рассмотрение экономколлегии».

Представитель заявителя жалобы, юрист Светлана Гранкина, против такой просьбы оппонента возражала. А сам должник, в свою очередь, попытался четче объяснить мотив заявления об отводе: «Не буду скрывать про свою взаимосвязь с «Бюро Ивана Правова». Но дело в том, что Капкаев в своих решениях последовательно выступает сторонником того, что аффилированность сама по себе является основанием для невключения в реестр требований из договоров займа». И, по мнению Одинцова, такой факт подпадает под одну из причин для отвода судьи – «делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела» (п. 7 ст. 21 АПК).

Читайте так же:  Ошибки оформления трудовой книжки

После часового совещания судьи ВС Сергей Самуйлов и Екатерина Корнелюк объявили, что оставляют без удовлетворения ходатайство об отводе Капкаева.

Тогда должник попросил отложить процесс, указав на то, что права требования 6 млн руб. к нему «Бюро Ивана Правова» 17 апреля 2018 года переуступило ООО «ИП Ириг», представители которого на текущем заседании отсутствуют. Однако эту просьбу ВС тоже не стал удовлетворять. А Гранкина и вовсе заявила, что их оппоненты такими действиями пытаются затянуть процесс.

Высказываясь уже по существу спора, представитель «Эксперт Холдинга» перечислила основания, по которым необходимо отменить акты нижестоящих инстанций: Одинцов является единственным бенефициаром «Бюро Ивана Правова», а суды даже не изучили – откуда у кредитора появились средства на займы и куда деньги в дальнейшем потратил должник. Мы просили суды проверить, могла ли вообще компания предоставить такой заем, подчеркнула Гранкина. Она обратила внимание, что кредиторов подобных «Бюро Ивана Правова» еще пять: «Они внезапно вспомнили о своих требованиях к должнику, когда пошел банкротный процесс».

Давыдов в ответ заявил, что все доводы оппонентов сводятся к переоценке доказательств в рамках этого спора. Я так и не услышал, какая норма права нарушена в спорной ситуации, подчеркнул юрист: «Заем можно оспаривать по ГК, если деньги не передавались, но эти средства перечислялись, что подтверждается документами». А Одинцов добавил: «Я – состоятельный человек и владею несколькими компаниями, которым принадлежит недвижимость. «Бюро Ивана Правова» – тоже моя фирма, которая выделяла мне оборотные средства». Вместе с тем по закону у меня нет обязанности обосновывать экономическую целесообразность этих займов, подчеркнул он.

Выслушав все доводы сторон, «тройка» судей ВС удалилась в совещательную комнату и спустя полчаса огласила резолютивную часть решения: акты нижестоящих судов отменить, направить этот обособленный спор в рамках банкротного дела на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты «Право.ru»: «Добросовестность кредитора нельзя оценивать только по отсутствию активности»

Арбитражный управляющий Артем Кадников полагает, что доводы «Эксперт Холдинга» о недостаточной активности «Бюро Ивана Правова» при возврате задолженности до возбуждения дела о банкротстве носят субъективный характер.

Борьба кредиторов за голоса в реестре с каждым годом становится все драматичнее. Стандарт доказывания по обособленным спорам о включении в реестр за последнее время существенно повысился. Суды запрашивают все больше документов у участников спора, а порой и вовсе напоминают следственные органы в своей активности по сбору и оценке доказательств.

Партнер, руководитель практики по банкротству АБ «Павлова и партнеры» Сергей Левичев

Он считает, что добросовестность кредитора нельзя оценивать только по отсутствию активных действий в отношении неисполняемого обязательства: «Суд безусловно может учитывать этот фактор, но только как один из многих (отсутствие экономической обоснованности займа, нетипичный порядок исполнения обязательства, и др.)». Кроме того, картину с якобы фиктивным наращиванием задолженности в этой ситуации портит то, что деньги должнику перечислялись задолго до банкротства, добавляет Кирилл Коршунов, юрист практики разрешения споров и банкротства ЮФ «Линия Права»: «И это подтверждено доказательствами, которые достаточно тяжело скомпрометировать, – платежными поручениями и выписками со счета должника». В дополнение он обращает внимание на то, что вопрос об аффилированности в этом споре встал только в апелляционной инстанции: «И то ни в одном судебном акте нет указания на ее основания». Но у апелляции, учитывая возражения другого кредитора, были основания, чтобы «взять лупу» и более подробно изучить сделку и судьбу полученных должником денег, полагает Коршунов. Не исключено, что перечисленные суммы через третьих лиц вернулись аффилированному кредитору, предполагает юрист.

Видео (кликните для воспроизведения).

Вместе с тем в этой ситуации нижестоящие инстанции не проанализировали в полной мере обстоятельства образования спорных долгов, признает Кадников: «Использование одних только норм права, без детальной оценки, свидетельствует о формальном подходе судов».

Займы и векселя – это классические способы формирования искусственной задолженности в российской банкротной практике. Поэтому судебная практика формирует правовые позиции, направленные на борьбу с фиктивными требованиями, основанными на таких сделках.

Радик Лотфуллин советник Saveliev, Batanov&Partners добавляет, что достоверность требования, основанного на передаче должнику наличных денег, суду надо оценить, учитывая следующие обстоятельства: 1) позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить контрагенту такую сумму; 2) есть ли в деле сведения о том, как должник потратил эти деньги; 3) отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учетах (п. 26 Постановления Пленума ВАС от 22 июня 2012 года № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»). При наличии сомнений во времени изготовления подобных документов суд может назначить экспертизу, в том числе по своей инициативе, добавляет эксперт. Кроме того, юрист предполагает, что в мотивировочной части по этому спору ВС будет развивать свою позицию о недобросовестности сторон заемных отношений, которую ранее представил в деле № А40-201077/2015.

После опубликованных в прошлом году нескольких позиций Верховного суда РФ о необходимости проверки реальности хозяйственных операций между кредитором и банкротом с целью исключить требования, направленные на искусственное создание задолженности, попытки распространить их действие на споры с иными фактическими обстоятельствами, встречаются все чаще, говорит Наталья Колерова, руководитель проектов АБ S&K Вертикаль. Она отмечает, что в настоящем деле требования общества основаны на договорах, заключенных за несколько лет до возбуждения дела о банкротстве, перечисления денежных средств подтверждены банковскими выписками. Но внимания заслуживает одно из оснований возникновения задолженности, а именно неисполнение обязательств по договору купли-продажи векселя. «Вексельные отношения всегда вызывают пристальное внимание», — отмечает эксперт.

– сделки заключены незадолго до банкротства (хотя «задним» числом они могут быть заключены гораздо позднее);

– отсутствует целесообразность заключения сделок;

– сделки заключены с аффилированными лицами;

– передача денег подтверждается распиской;

– требования основаны на векселе.

P.S. Наличия одного из указанных оснований недостаточно для того, чтобы установить фиктивность задолженности, так как она доказывается на основании множества косвенных доказательств. Искусственное наращивание задолженности происходит для физических и юридических лиц примерно одинаково. Однако для физлиц недоступен такой способ, как заем от акционера или участника общества (субординированный заем).

Источник: Кирилл Коршунов, юрист практики разрешения споров и банкротства ЮФ «Линия Права».

Источник: http://pravo.ru/story/203045/

Нестандартный характер сделки и мотивы поведения кредитора при ее исполнении могут свидетельствовать о намерении создать фиктивную кредиторскую задолженность

О намерении создать фиктивную кредиторскую задолженность может свидетельствовать нестандартный характер сделки и мотивы поведения кредитора

В рамках дела о банкротстве один из кредиторов должника обратился в ВС РФ с кассационной жалобой на судебные акты о включении требований в реестр требований кредиторов, мотивируя позицию тем, что кредитор и должник контролируются одним и тем же лицом, совершение сделки и поведение должника свидетельствуют о намерении создать фиктивную кредиторскую задолженность с целью уменьшить процент требований независимых кредиторов в реестре.

Читайте так же:  Трудовой кодекс рф статья 186

Верховный суд прислушался к доводам кассатора, отменил судебные акты нижестоящих судом и направил обособленный спор на новое рассмотрение, указав на то, что при рассмотрении заявления о включении в реестр требований кредиторов при банкротстве должника имеет значение установление внутрикорпоративных отношений с должником и общность хозяйственных интересов. Их установление позволяет дать надлежащую оценку добросовестности действий как кредитора, заявившего о включении своих требований в реестр, так и должника, обязанность которого при нормальном функционировании гражданского оборота состояла в своевременном внесении оплаты по сделке.

При этом, Суд указал, что отсутствие юридической аффилированности сторон сделки не свидетельствует об отсутствии общности экономических интересов, наличие таковой может быть доказано в том числе посредством установления фактической аффилированности, о которой могут свидетельствовать поведение лиц в хозяйственном обороте, в частности, заключение между собой сделок и последующее их исполнение на условиях, недоступных обычным (независимым) участникам рынка. При представлении доказательств аффилированности должника с участником процесса (в частности, с лицом, заявившем о включении требований в реестр, либо с ответчиком по требованию о признании сделки недействительной) на последнего переходит бремя по опровержению соответствующего обстоятельства. В частности, судом на такое лицо может быть возложена обязанность раскрыть разумные экономические мотивы совершения сделки либо мотивы поведения в процессе исполнения уже заключенного соглашения.

Адвокат Коллегии «Терновцов и партнеры»
Татьяна Пузанова

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://gtlaw.ru/2017/05/30/o-namerenii-sozdat-fiktivnuyu-kreditorskuyu-zadolzhennost/

Кредиторская задолженность и «контролируемое банкротство»: рекомендации юриста

  • Объектов Универсиады еще нет, но им уже ищут аудиторов. Областные власти объявили конкурс
«Неминуемый пацанский успех». Фотограф изобразил советы бизнес-коучей в российских реа.
Замглавы свердловского СУ СКР, обвиняемый во взяточничестве, просидит под арестом до в.
Доктор Курпатов: «Цукерберг победил Гутенберга. У нас атрофия познавательных навыков»
«Нет другого способа запретить». В Екатеринбурге вновь обсудили спорный генплан

Евгения Бондаренко дала рекомендации к возврату кредиторской задолженности, основывающиеся на последних изменениях российского законодательства и правоприменительной практике.

Уклонение от гражданской ответственности. Часть 1

Кредиторская задолженность и «контролируемое банкротство».

Одним из самых распространенных способов уклонения от гражданской ответственности является создание кредиторской задолженности и последующее «контролируемое банкротство». В такой ситуации кредитору необходимо проявить бдительность и совершить все возможные действия, направленные на возврат его денежных средств. В настоящей статье приведены рекомендации к возврату кредиторской задолженности, основывающиеся на последних изменениях российского законодательства и правоприменительной практике.

Кредиторская задолженность и «контролируемое банкротство»

Целью такого способа уклонения от гражданской ответственности должника является включение в реестр большой по объему кредиторской задолженности лицом, связанным с должником, и назначение «своего» арбитражного управляющего.

Для наращивания кредиторской задолженности существует несколько способов, наиболее распространенные из них рассмотрены ниже:

1. «Бестоварные» и «безуслужные» сделки

В данном случае кредиторская задолженность наращивается искусственно за счет того, что договор заключается формально, однако поставляемый товар фактически отсутствует, услуга не оказывается, а правоотношения между контрагентами существуют только в рамках договора.

При таких обстоятельствах кредитору необходимо обратиться в суд для признания такой сделки недействительной, в пользу кредиторов имеется многочисленная судебная практика. Примером может служить дело № А45-13117/2013, когда суды, признавая договор поставки недействительным, руководствовались статьей 170 ГК РФ, пунктом 2 статьи 64 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ о несостоятельности и указали на недоказанность факта поставки спорного товара должнику. Судами установлено, что подлинная воля сторон в действительности была направлена на создание искусственной кредиторской задолженности должника и дебиторской задолженности последнего перед заявителем, также находящегося в процедуре банкротства.

2. «Неразумные условия»

В такой ситуации условия договора существенным образом отличаются от разумных условий по аналогичным сделкам.

Примером успешной борьбы с таким способом наращивания кредиторской задолженности может являться дело ООО «СК Союз », когда завышенная в 20 раз арендная плата привела субарендатора к банкротству и позволила арендатору получить большую часть кредиторской задолженности. ВАС РФ отменил все судебные акты и предписал проверить сделку на предмет злоупотребления правом.

3. Векселя для «своих»

Когда будущий должник выдает векселя, которые используются в расчетах, что ведет к возникновению кредиторской задолженности.

Так, суды сочли подлежащим удовлетворению заявление о признании сделки должника по досрочному погашению векселя недействительной и применении последствий ее недействительности, поскольку оспариваемый платеж был осуществлен должником досрочно, в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов, которые в это время не могли получить доступ к своим средствам, в том числе перевести их в другие кредитные организации, ввиду недостаточности денежных средств на корреспондентском счете.

4. Использование решений третейских судов

В такой ситуации кредитор получает решение третейского суда, подтверждающее нереальные обязательства, для придания силы кредиторской задолженности. Однако и в этом случае суд может признать наличие третейского решения не поводом для включения в реестр требований кредиторов при недоказанности кредитором обстоятельств, связанных с возникновением заявленного долга. Например, Постановление 7 ААС от 14.04.2015 по делу N А45-2126/2014.

Общие рекомендации кредитору в борьбе с недобросовестным должником:

1) Необходимо сразу начать действовать, в частности, обращаться в суд, получать исполнительный лист, если процедура банкротства еще не инициирована, либо включаться в реестр требований кредиторов.

2) Оспаривать требования иных кредиторов при наличии сомнений в их реальности.

3) Оспаривать сделки должника, при необходимости пересматривать решения судов по вновь открывшимся обстоятельствам.

4) Контролировать деятельность управляющего и при наличии оснований обжаловать его действия.

Банкротство как стимул для должника

Возбуждение процедуры банкротства может быть даже стимулом для должника к погашению задолженности при условии, что сам должник планирует продолжать хозяйственную деятельность и опасается признания его банкротом. Примером подобной практики может являться дело ОАО «Сибэлектротерм» , в котором первое заявление о банкротстве подано в августе 2014 г. В течение двух лет процедура наблюдения так и не была введена, а за это время заключено семь мировых соглашений между должником и его кредиторами.

Вывод

Уклонение от гражданской ответственности путем наращивания кредиторской задолженности и последующего «контролируемого банкротства» – явление распространённое. Однако за годы его существования выработались меры борьбы с этим явлением. Кредиторов же нередко поддерживают суды. При появлении сомнений в добросовестности со стороны вашего контрагента немедленно принимайте меры, о которых рассказано в настоящей статье. Положительная судебная практика – вам в помощь. В следующей статье мы расскажем о том, какие существуют иные способы уклонения от гражданской ответственности, а также какие ответные меры можно предпринять в борьбе с такими уклонениями.

Управляющий партнер ООО «Юсконсалт» Евгения Бондаренко

P.S. Проверить контрагента на предмет добросовестности можно как самостоятельно, так и обратившись к специалистам.

Источники для самостоятельной проверки информации:

Источник: http://nsk.dk.ru/news/kreditorskaya-zadolzhennost-i-kontroliruemoe-bankrotstvo-rekomendatsii-yurista-237028475

Кейс: Как «списать» кредиторскую задолженность без возникновения налоговой базы по налогу на прибыль

Автор: Гусева Татьяна, налоговый эксперт Мои Финансы (бухгалтерский аутсорсинг)

Задача списания «древней» дебиторской и кредиторской задолженности знакома почти каждому бухгалтеру.

Типовая ситуация: Компания А, применяющая общую систему налогообложения, приобретает товары (работы, услуги) у Компании B, применяющей УСН. Платежи за поставки (услуги) Компания А не осуществляет. Очевидно, такая схема применяется в интересах Компании А, которая получает возможность уменьшить свою базу по налогу на прибыль. Поскольку Компания В применяет кассовый метод учета (УСН), то она тоже не в проигрыше.

Однако у обеих сторон в учете накапливаются взаимные задолженности, и через некоторое время может возникнуть вопрос: как от этих задолженностей избавиться? При этом минимизируя отрицательные налоговые последствия.

Далее, мы рассмотрим оригинальный вариант решения этого кейса: уступка права требования новому кредитору и последующее прощение долга новым кредитором.

1 этап. Сначала посмотрим на ситуацию со стороны кредитора (Компании B).

Компания В — уступает право требования долга по договорам поставки и договорам оказания услуг физическому лицу. Согласно ст. 382 ГК РФ юридическое лицо имеет такое право. В договоре уступки стоимость требования может быть оценена ниже, чем величина задолженности.

Так как Компания В применяет УСН, то доходы признаются на дату поступления денежных средств на расчетный счет и/или в кассу получения иного имущества (работ, услуг) и/или имущественных прав, а также погашения другим способом задолженности налогоплательщику (п. 1 ст. 346.17 НК РФ). Следовательно, на момент уступки права выручка от реализации товаров (работ, услуг) еще не признана.

Учитывая правила признания доходов, установленные для кассового метода при применении УСН, доходы от реализации товаров (работ, услуг) компанией В не признаются. Такая позиция обусловлена следующим: В п. 1 ст. 346.17 НК РФ прямо указано на то, что погашение задолженности налогоплательщику иным способом предполагает возникновение дохода, только если такое погашение связано с оплатой. В результате уступки право требовать оплату по договору переходит к другому лицу, поэтому задолженность по оплате реализованных товаров (работ, услуг) перед первоначальным Кредитором никогда не будет погашена.

Для компании В при переуступке права требования происходит только смена лиц в обязательстве, налоговых последствий нет.

2 этап. Далее физическое лицо, которое приобрело право требования становится учредителем компании А.

3 этап. Новый учредитель прощает долг компании А.

Один из способов не учитывать в доходах компании А сумму прощенного учредителем долга по договору приобретения товаров (работ, услуг, имущественных прав) — одновременно с прощением долга увеличить размер чистых активов общества.

Такое прощение долга, являясь основанием прекращения обязательства (ст. 415 ГК РФ), дает налогоплательщику право в соответствии с пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ не включать возникший доход в налоговую базу. Возможность применения данной статьи в этом случае не зависит от размера доли участника. Эту позиция нашла отражение в письмах Минфина России от 20.04.2011 N 03-03-06/1/257, от 21.03.2011 N 03-03-06/1/160 и письмах ФНС России от 22.11.2012 N ЕД-4-3/19653, от 23.05.2011 N АС-4-3/[email protected]). Возможность применения в указанном случае пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ подтверждается и разъяснениями официальных органов (Письма Минфина России от 25.06.2014 N 03-03-06/1/30267, ФНС России от 02.05.2012 N ЕД-3-3/[email protected], от 20.07.2011 N ЕД-4-3/[email protected]).

Вместе с соглашением о прощении долга компании А нужно оформить протокол общего собрания участников общества, по которому имущество, имущественные или неимущественные права передаются Организации для увеличения чистых активов (подп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ). Возможность воспользоваться такой льготой появилась с 1 января 2011 года и распространяется на обязательства, возникшие с 1 января 2007 года (п. 1 и 2 ст. 4 Закона от 28 декабря 2010 г. № 409-ФЗ).

Бухгалтерский учет у компании А.

Дополнительные записи в бухучете делать не надо. Объясняется это тем, что увеличение чистых активов происходит за счет финансового результата. При этом никакого движения имущества (имущественных прав) не происходит.

Налогообложение компании А.

В налоговом учете у компании А налогооблагаемого дохода не возникает. Прощение долга продавцом (исполнителем) приводит к уменьшению обязательств покупателя (заказчика) по оплате поставленных ему товаров (работ, услуг, имущественных прав (ст. 407, 415 ГК РФ). Однако цена договора при прощении долга остается неизменной. НДС приобретенные товары (работы, услуги) не облагались, так как поставщик — Компании B применяет УСН.

Даже в случае, если бы Компания В применяла ТСНО,и предъявленный продавцом НДС покупатель (Компания А) принял к вычету одновременно с оприходованием товаров (работ, услуг, имущественных прав) (п. 2 ст. 171, п. 1 ст. 172 НК РФ), при условии правильно оформленного счета-фактуры, применение налогового вычета покупателем признавалось бы обоснованным. Оснований для восстановления входного НДС у Компании А в рассматриваемой ситуации нет.

Таким образом, у компании А кредиторская задолженность, приобретенная физическим лицом, погашена. Сумма задолженности на основании протокола собрания участников, в число которых вошло указанное выше физическое лицо, увеличивает размер чистых активов общества. Налоговых обязательств по налогу на прибыль и НДС у компании А не возникает. У физического лица налоговая база, в отношении которой применяется налоговая ставка 13%, определяется как денежное выражение таких доходов. До момента получения денежных средств по договору уступки требования обязанности по уплате НДФЛ у физического лица не возникает (Письмо Минфина от 9 февраля 2016 г. N БС-4-11/[email protected]). Компания В, уступившая право требования, до момента получения денежных средств не имеет обязательств по уплате УСН.

Источник: http://www.audit-it.ru/articles/account/buhaccounting/a6/893152.html

Читайте так же:  Дополнительный отпуск за 2 2 класс условий труда
Фиктивная кредиторская задолженность
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here